Воскресенье, 2017/Август/20, 18:22:47
Начало Регистрация Вход
Здравствуйте "Гость" | RSS
Site menu
Форма входа
Логин:
Пароль:
Опрос
Будете ли покупать лицензионный диск "Emigrate"?

Результаты · Архив опросов

Всего ответов: 2129
Друзья сайта
    Немецкий рок в России | Российский сайт немецкого рока
Посетителей на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Interview [Richard Z. Kruspe] for rocklouder.co.uk Ru
Мы встретились с Рихардом Круспе из Rammstein, который недавно закончил свой первый сольный альбом «Emigrate», чтобы поговорить с ним о том, как проходила запись в Нью-Йорке, о его будущем и о том, как сделать отличный рок альбом.

Richard Kruspe, спасибо, что согласились принять участие в интервью. Прежде всего, вы не против если я буду звать тебя Ричард?

Не, все нормально (смеется), мы немцы, но не настолько!

Сначала я хотел бы спросить про то, как начинался «Emigrate». Недавно были сложные времена с Rammstein - это был способ пережить это время?

Мне кажется, что внутри меня был голос, который хотел выйти наружу, но у меня никогда не было шанса записать альбом. Время шло и мне казалось, что я заболеваю, и у меня уже никогда не будет шанса осуществить это, после того, как это уже произошло (видимо он про альбом Mutter – прим. gerrock’а). Был момент, когда я решил оставить свою страну и начать с начала, забыть свое прошлое и найти новое вдохновение, бросить себе вызов. Когда я приехал в Нью-Йорк, я пытался писать… Город и моя новая жизнь… Все новое вокруг меня, другое поведение людей, все это дало мне вдохновение… Это было довольно сложно и сбивало с толку в то время.

Что сейчас с Rammstein? Возможно, что мы в скором времени услышим что-нибудь от них? Или все в подвешенном состоянии?

Нет, на самом деле мы репетируем и пишем новые песни для нового альбома и все отлично. Все замечательно и все снова довольны.

Emigrate – очень интересный проект по ряду причин и альбом просто фантастика. Сколько свободы для творчества этот проект дал тебе?

Было много людей, которые скептически относились к моему начинанию… Но это вдохновило меня вернуться в Rammstein… Это было то время, когда мне надо было побыть в дали и начать что-то делать самостоятельно. Сейчас то, что я создал, действительно круто, и я могу вернуться, зная, что Emigrate существует. Я бы назвал это не сольным проектом, а новым проектом, который позволил мне остаться в Rammstein.

Насколько хорошо вы были знакомы с другими музыкантами, когда вы приступили к этому проекту? Было ли вам легко работать вместе?

Было две группы, которые я знал. Sascha [Moser] играл на барабанах в моей первой группе в Германии, так же как и Olsen [Involtini]. Как людей я знаю их давно и вместе мы всегда делали то, что я не мог сделать в одиночку. Matt живет в Нью-Йорке. Он француз и действительно очень хотел принять участие в проекте. Henka Johnansson – барабанщик из Clawfinger. Я встретил его во время тура Rammstein и сыграл ему те наброски, которые у меня были с собой, он был реально потрясен и сказал, что обязательно хочет заниматься этим.

Все песни я написал сам, ведь у меня было все, чтобы пойти в студию, которая у нас была для репетиций в течение двух недель… Я нервничал, потому что был не уверен в том, получится ли. Создание музыки – это интуитивный процесс, это как свидание в слепую и поэтому я выбрал на роль продюсера Jacob [Hellner]. Я хотел выбрать что-то из моего прошлого, потому что с группой в студии или на репетиции у нас не было взаимопонимания…

Не было стабильности?

Да, именно. Когда мы пришли на репетицию, хотя до этого вместе не делали ничего уже лет двадцать или около того, было так просто, что не возникло никаких проблем. С Rammstein зачастую было много разговоров, а вот с этим было все действительно просто…

Ты говоришь, что было просто, но ты разделял процесс записи между Нью-Йорком и Берлином. Проект от этого выиграл или это создало проблемы?

Мне надо было грамотно распланировать время… Я должен был втиснуться в любую временную лазейку, которая у меня была. Для меня на самом деле посещение всех этих мест было больше посвящено организации, чем работе в студии. Сейчас я занимаюсь и финансовой стороной, так как спонсирую все сам. Есть определенные вещи, которые я должен делать. Я считаю, что отличный зал для барабанов – это самое важное для рок записи. Я потратил уйму денег на зал и аранжировку, так что все, что я мог делать в студии, я делал… Я называю ее Engine 55 in Berlin… но я так расстраивался из-за гитарного звука, что, наверно, перестраивал ее раз пять. Потом мы переехали в Нью-Йорк, чтобы записать вокал, басы и электро части. Затем я вернулся в Швецию, чтобы соединить это все там и потом в Нью-Йорк.

Гитарный звук у тебя характерный и его легко отличить от Rammstein. Это намеренно и говорит ли это о твоем творческом вкладе как в Rammstein, так и в Emigrate.

Будучи гитаристом в этой группе на протяжении столь долгого времени ты должен отойти от самого себя. Это до сих пор в тебе… Тебе нужно какое-то время, чтобы отделиться… В голове я все повторял «Ты должен делать что-то другое» - не важно хорошее или плохое, но это должно быть другим. Я всего лишь сочинял, и это выходило как-то само собой. Когда я записывал первый трек, он напоминал Rammstein, но мне было все равно, понимаешь? Я пытался изменить схему в Emigrate, потому что, знаешь, Rammstein – это настолько тяжелая музыка. Когда я приехал в студию, инженер пытался сделать ее как у Rammstein, но никак не выходило, и вот появился я со своей идеей о «кубическом звуке»… Я не знаю почему, но неожиданно для меня эта идея стала большой частью моей жизни – на всех фотографиях, видеозаписях, она следовала за мной повсюду, понимаешь?! Я хотел заполучить это кубическое звучание, этот уменьшенный звук и тогда бы я смог поместить вокал посередине, глубокий голос, звучный голос, я мог бы разместить все вокруг или под этим звуком. Вокал Rammstein настолько большой, а этот намного меньше. В конце концов, это получилось.

Многие британские исполнители высказали по поводу того, как сильно Нью-Йорк повлиял на их недавние записи. Ты можешь сказать тоже самое?

Для меня не совсем. Я живу там привилегированной жизнью и когда я вижу Нью-Йорк, я вижу там не так много групп, это самый дорогой город. А когда ты являешься артистом, то чего у тебя нет - это как раз таки деньги, так что, чтобы жить в Нью-Йорке и платить арендную плату, ты должен работать на двух работах. Другой момент заключается в том, что Нью-Йорк – это место возможностей. Тут постоянно люди, которые присоединяются к твоему проекту, потом в скором уходят, поэтому результаты групп из Нью-Йорка не очень велики. Но если у кого-то есть идея и у тебя есть большие средства и привилегия финансировать это все самому, это может быть один из самых многообещающих городов. У города этого есть одна беда – как в хорошем, так и в плохом смысле – он захватывает тебя.

Ты упомянул о важности того, что этот альбом был записан на английском. Вокал Rammstein выиграл от более жестких, гортанных свойств немецкого. Было ли сложно создать нужный звук для Emigrate на английском?

Для меня это было вполне нормально, когда я живу в Нью-Йорке, я говорю на английском. Так же, я в основном вырос на англоязычном роке. Rammstein – это было другое, там мы сделали рациональный выбор петь на немецком, потому что мы хотели быть настолько аутентичными, насколько это возможно. Но было бы слишком поступать в этом же русле и в случае с Emigrate, я всего лишь хотел писать песни. Мне это надо было для моего же блага. Я не задумывался над направлением, по которому я хотел пойти, какой язык хотел использовать. Очень многое происходит само по себе лишь с небольшой долей предсказуемости.

Отправится ли Emigrate в скором времени в турне? Есть ли такая вероятность?

Есть такая вероятность, но я пообещал ребятам, что буду с ними и буду что-то делать. Сейчас я участвую в записи нового альбома Rammstein, мы обсуждаем и создаем новые песни. Это так удивительно, что после 14-15 лет мы все еще вместе!

Это единичный проект или это станет чем-то, что ты хотел бы повторить? Увидим ли мы в будущем новые альбомы Emigrate?

Я бы хотел, я бы хотел сохранить этот стиль ритма. Но музыка на улицах будет меняться и если честно, то это то, чего я немного боюсь. По правде говоря, для человека как я, которому нравится писать песни и который получает от этого наслаждение, это самое приятная из тех вещей, которые он делает. Это сравнимо с достижением оргазма… Фактически, это те две вещи, от которых я получаю больше всего удовольствия. В будущем музыка изменится и если быть более серьезным, то ни у кого уже не будет денег и достаточного бюджета, чтобы делать записи. Если все закачиваю и получают их бесплатно, захочется ли тебе потратить… Около… 150000 евро. Все играют в игру под названием жизнь, и я не знаю, куда она заведет. И я не жду этого. Это довольно утрированно, но я верю в сюрпризы жизни, и в моей жизни, раз за разом что-то происходит, так что я надеюсь, что и в дальнейшем я буду что-то создавать новое. Я надеюсь, что жизнь не дойдет до такого момента, когда музыка уже умрет…

…и здесь в Rocklouder, мы тоже на это надеемся! Альбом Рихарда Круспе «Emigrate» выпустит в свет студия Pias records третьего сентября.

Перевод: Катя Жаркова (Katarina)
Редактор: kankord

germanrock.info

EmigrateFan.ru - Interview [Richard Z. Kruspe] for rocklouder.co.uk Ru
Rambler's Top100 Каталог фан клубов и сайтов для фанатов www.fanat.org

Copyright Emigrate Music © 2006-2017