Понедельник, 2017/Октябрь/23, 22:02:49
Начало Регистрация Вход
Здравствуйте "Гость" | RSS
Site menu
Форма входа
Логин:
Пароль:
Опрос
Будете ли покупать лицензионный диск "Emigrate"?

Результаты · Архив опросов

Всего ответов: 2129
Друзья сайта
    Немецкий рок в России | Российский сайт немецкого рока
Посетителей на сайте
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Interview [Richard Kruspe] for Ultimate-Guitar.com (11-11-2007) Ru
Если задаться вопросом: может ли музыка перешагнуть языковые барьеры, то на примере Rammstein становится ясно, что это действительно возможно. Конечно, не нужно забывать и о немузыкальных сторонах творчества самой продаваемой группы в Германии. Нельзя пренебрегать огненными трюками вокалиста Тиля Линдеманна или, например, идеей подчёркнутой мужественности, пронизывающей многие клипы группы. Но один лишь имидж не обеспечил бы Rammstein таких высоких рейтингов продаж, так что именно неповторимый тяжёлый звук в смешении с танцевальными мотивами является фирменным знаком Rammstein.

Несмотря на оглушительный успех, гитарист Рихард Круспе чувствовал себя всё менее и менее уютно среди своих коллег по Rammstein. Дабы сохранить внутреннее равновесие и целостность группы, Рихард решил заняться сольным творчеством. Плоды этой работы теперь готовы предстать перед судом публики в рамках сольного проекта Рихарда под названием Emigrate. Но это никакая не подделка под Rammstein: Emigrate гораздо более приближен к традиционному року, здесь почти нет места электронным мелодиям. Из всех мест на земле, где только был Круспе, он выбрал Нью-Йорк. Этот город, по его словам, творческая Мекка.

Если кто-то из поклонников Rammstein переживает, что пришёл конец их любимой группе, то смеем заверить, что их опасения ложные. Круспе уже присоединился к группе, вовсю идёт работа над новой пластинкой, которая, как он нам сказал, будет реминисценцией самого первого альбома группы. Тем не менее, пока альбома ещё нет, вы можете посмотреть их новый DVD Voelkerball, состоящий из трёх дисков DVD/CD, которые включают в себя выступления в Токио, Англии, России и Германии (так напечатано в статье - прим. переводчика). После просмотра этих концертов становится ясно, почему Круспе вернулся в Rammstein.

UG: Ты выбрал «New York City» одним из первых синглов для дебютного альбома Emigrate. Ты чувствуешь особую связь с этим городом?

Рихард: Мне кажется, что Нью-Йорк похож на женщину. Это определено город с женским лицом. Он эротичен и очень завораживает. По крайней мере, так вижу этот город я. С тех пор, как я уехал из родного городка в Германии, когда был ещё подростком, я никогда больше не чувствовал себя как дома. Когда я приехал в Берлин, и жил там в течение шестнадцати лет, меня не покидало чувство, что я здесь потому что мне это нужно в творческом плане. Этот город давал мне возможность делать музыку, так как он был связан с моей музыкой, но я никогда не чувствовал там себя как дома.

Теперь, в Нью-Йорке, я как будто вернулся домой. Я не могу это объяснить. Я несу в себе совершенно другую культуру, я вырос в ГДР. Видимо, именно эта разница рождает вдохновение. Как артист, как музыкант, как человек, имеющий отношение к искусству, лучшее, что я могу сделать для себя – это держать себя в постоянном творческом голоде: ты всегда должен искать чего-то, что ты ещё не пробовал. За эти шестнадцать лет в Берлине я сделал с моей группой многое, и теперь мне была необходима перемена.

UG: Долго ли ты вынашивал идею создания соло-проекта?

Рихард: Всё началось очень давно. Мне кажется, что каждый гитарист внутри мечтает стать солистом, просто мы боимся в этом признаться. И пока я был в Rammstein, мне постоянно хотелось петь. И я верил, что когда-нибудь этим займусь. Но мало-помалу я стал забывать об этом. Я сделал очень многое для Rammstein, но моей энергии хватило бы на большее; мой темп работы был гораздо выше, чем у остальных музыкантов, и, наконец, что-то дало сбой. Это было ужасно.

Мне кажется, что когда я попал в Нью-Йорк, я открыл для себя другой, новый мир. Я открыл для себя другой язык, других людей. Всё это меня очень вдохновляет. Я просто стал писать что-то новое, совершенно не задумываясь, к чему это приведёт. Это вообще не свойственно моей природе: я, как многие немцы, люблю строить планы! Но в этот раз я просто начал писать музыку, и тут ко мне пришло осознание, что теперь у меня наконец появился шанс запеть. Как автор песен, я уже довольно опытен, для меня тут всё просто и понятно. Но теперь мне предстояло работать с собственным голосом – это было совершенно новым для меня.

UG: Если ещё учесть, что у Rammstein столько преданных поклонников, сложно ли вам было сделать шаг в сторону от группы и заняться своим новым проектом?

Рихард: Я считаю, что музыка это очень личное. Ты должен всегда делать то, что тебе хочется. Только так у тебя всё будет получаться наилучшим образом. И не нужно, начиная что-то новое, думать ещё о ком-то кроме себя. Итак, меня совершенно не заботило, что другие будут думать по этому поводу. Мне хотелось чувствовать себя счастливым и довольным работой и делать то, что мне хочется. Мне даже кажется, что это справедливо не только к музыке, но и к жизни в целом. Нам всем важно делать то, что нам хочется.

Для творческого человека очень важно экспериментировать, ставить перед собой неразрешимые задачи, идти непроторенной тропой. Когда я закончил запись, я подумал о том, что это было очень опасным предприятием, поскольку многие поклонники Rammstein начали меня осуждать, они опасались, что я покину группу. Я старался их обнадёжить и привлечь по началу, выкладывал некоторые новые песни онлайн, так чтобы они могли их послушать и понять, чем я сейчас, собственно, занимаюсь. Я старался быть настолько искренним и открытым, насколько это возможно, чтобы показать им, что то, что я делаю, поможет мне вернуться в группу и быть счастливым.

UG: Какова была первая реакция поклонников, когда вы стали делиться с ними своими мыслями в сети?

Рихард: Я, конечно, сделал большую ошибку, когда стал участвовать во всех этих интернет-беседах. Есть вещи, на которые не стоит обращать внимания, поскольку в интернете столько бестолковых людей, которые пишут всякую фигню. По началу всё это очень меня расстраивало, я принимал всё это слишком близко к сердцу. Потом пришло осознание, что не надо было так об этом беспокоиться и переживать. Я говорил с очень многими людьми и понял, что многим мой альбом действительно нравится. Это меня уравновесило.

UG: Было ли сложно делать свой дебютный альбом на английском языке? Из разговора с тобой я понял, что ты неплохо знаешь язык: ты говоришь довольно быстро и легко…

Рихард: Честно говоря, поначалу это было действительно тяжело. Да и по-английски я говорил не так уж безупречно. Но каждый день я старался уловить и запомнить что-то новое. Но мне была необходима помощь в написании текстов, и я работал над ними вместе со своей бывшей женой. Я думаю, у нас неплохо получилось.

UG: Мне показалось, что Emigrate более близок к традиционному рок-звучанию, чем Rammstein. Ты использовал синтезатор, записывая Emigrate?

Рихард: Это вообще очень забавно, поскольку несколько месяцев назад я впервые послушал готовую запись целиком. Я был действительно удивлён, насколько эта запись получилась сориентированной на рок-звучание. Я вообще кажусь гораздо более мрачным, чем я есть на самом деле.

У меня есть непоколебимая вера в то, что твой город, атмосфера, которая тебя окружает, сама дарит тебе подходящее музыкальное звучание. Я понял, что даже в панк-эру 70-х Ramones звучали довольно роково. Возможно, это влияние города, Нью-Йорка.

Нет, на альбоме есть клавишные партии, но этого там мало. Сейчас я пишу второй альбом для Emigrate, и там гораздо сильнее чувствуется влияние электронной музыки.

UG: У тебя, наверное, целый кладезь идей, раз ты уже сейчас, так рано, сел за работу над новым альбомом.

Рихард: А знаете что? Это всё из-за этого города. Я не знаю, как это объяснить, но Нью-Йорк заражает меня безумно в плане творчества. Я пишу. Я каждый день встаю с постели, делаю все свои повседневные и необходимые дела в студии и каждый день пишу. Город для меня – источник вдохновения. Это круто. Возможно, дело ещё и в доме, где я живу. Это старинная пожарная часть, и там действительно страшновато. Этот дом похож на ночлежку.

UG: А ты записываешь музыку только в Нью-Йорке?

Рихард: У меня две студии: в Нью-Йорке и в Берлине. Я действительно разрываюсь между этими двумя городами. Когда я в Нью-Йорке, я работаю над Emigrate. Когда я в Берлине, я пишу для Rammstein. Порой очень трудно справиться со всеми студийными заморочками. Когда мы делали первую запись, мы записывали ударные в Дании в прекрасной студии, поскольку для рок-группы очень важно, чтобы ударные звучали качественно и грамотно. Мне очень хотелось, чтобы у меня было несколько песен с ударными, звучащими натурально. Когда я вернулся, я записал гитары в Берлине. Я очень долго боролся с техникой, чтобы добиться того звучания, какого мне хотелось, пять раз всё переделывал.

UG: А ты использовал свою именную ESP в записи?

Рихард: Да, но лишь частично, так как часть материала была готова несколько лет назад. Тогда гитара только появилась. Я уже давно использую именно её, но когда меняешь гитару, приходится менять всё: микрофоны, предусилители, короче всю технику.

UG: Вы проводите эксперименты с техникой?

Рихард: В принципе да. Я один из тех, кто любит пробовать новые штуки. Я пробую разные предусилители, и мне иногда кажется, что я уже перепробовал все предусилители, какие только существуют на Земле. Я определённо люблю новые звуки, но это отнимает много времени. Одна из самых больших проблем у меня была с гитарой, когда я пытался найти наиболее удачной положение в комнате для записи звука. Задача была в том, чтобы не возникало никаких неприятных инородных призвуков. Мы пробовали разные положения, иногда нужно было придвигать гитару к микрофону всего на полдюйма. И так неделями мы передвигали гитару то влево, то вправо. Мне тогда это так надоело.

Я искал такой микрофон, положение которого управлялось бы с джойстика. Ни у кого не было такого, и я поехал к другу в Берлин и объяснил ему свою проблему. Он сказал: «Я знаю кое-кого, кто может тебе это продать». Мы оба кучу времени просидели за пультом звукооператора, колдовали с разными настройками микрофона и сделали примерно 15 пресетов (Предустановок - прим переводчика.) для записи разных песен. Ещё одна фишка – это микрофон, который работает как эквалайзер. Это всё очень-очень помогало в записи.

UG: А вы разве не едете в тур с Emigrate?

Рихард: Нет, поскольку я дал себе слово, что тогда, когда Rammstein не в отпуске, это моя главная работа. Для меня главное – это они. Сейчас Rammstein готовят новый альбом, поэтому я не думаю ни о каком туре с Emigrate. Но мне нравится метаться между двух огней: эта двойственность, двуличность в моём характере. То есть, если бы я сейчас был в туре, это означало бы, что Emigrate для меня – главный приоритет.

UG: А как там дела с новым альбомом Rammstein?

Рихард: Внутри меня сейчас полное равновесие, я готов вернуться в группу и заниматься самым важным для меня делом. Я могу чувствовать себя действительно счастливым будучи лишь просто гитаристом Rammstein. Наше звучание вернулось к истокам. Мы сейчас делаем запись настолько тяжёлой, насколько это возможно. Это очень здорово, но мы не совсем к этому готовы. Хотя настроение у группы боевое.

UG: Ты сказал, что Emigrate помогло тебе найти покой и удовлетворение, каких тебе было не добиться с Rammstein. Ты до сих пор сохраняешь некоторую осторожность при записи с Rammstein?

Рихард: Да. Я концентрируюсь на том, что делаю. Сейчас я вполне доволен тем, что я гитарист. Это круто! Я больше не принимаю всё так близко к сердцу. Я стал менее зацикленным на самоконтроле – это большой шаг для меня, большой урок, который я усвоил. Для меня было важно ослабить контроль над собой и над группой, начать наконец доверять своим чувствам и группе. В конце концов, это спасло нас от распада. Я всегда повторяю это: Emigrate для меня спас Rammstein.

Перевод: DSHF и SAS

EmigrateFan.ru - Interview [Richard Kruspe] for Ultimate-Guitar.com (11-11-2007) Ru
Rambler's Top100 Каталог фан клубов и сайтов для фанатов www.fanat.org

Copyright Emigrate Music © 2006-2017