Суббота, 2022/Июль/02, 13:28:33
Начало Регистрация Вход
Здравствуйте "Гость"

FORUM
       
  • Страница 3 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Forum EmigrateFan.ru » RAMMSTEIN » Работки » Рассказы и стихи о наших любимых Раммах (все что угодно о Раммах в буквенном выражении )))))
Рассказы и стихи о наших любимых Раммах
DarkAngelДата: Четверг, 2007/Ноябрь/08, 11:53:20 | Сообщение # 31
Fan Rammstein
Группа: Эмигрант
Сообщений: 1014
Репутация: 28
Статус: Offline
Rina давай выкладывай!!



 
JaДата: Пятница, 2007/Ноябрь/09, 09:15:36 | Сообщение # 32
Группа: Удаленные





FrauMass, Ты тоже Шрайка читала?! Офигенно пишет, согласись? Очень качественно и смешно! :)
 
RinaДата: Понедельник, 2007/Ноябрь/12, 18:35:22 | Сообщение # 33
Группа: Удаленные





Автор Engel Jul Три комнаты. Я смеялась оч. долго. Подруги по общажной комнате тоже были в покате!!!
В одни из своих гастролей, музыканты Rammstein прибыли в Америку, и в свободное время вместо того, чтобы дышать свежим воздухом и разглядывать достопримечательности очередного метрополиса, они "бездельничали" в своих номерах. Каждый развлекал "себя любимого" в силу собственной фантазии и собственных возможностей.
1 комната: "Идеальная гармония"
Флаке в его номере не устраивало сразу несколько вещей: во-первых, телевизор не показывал тех каналов, которые ему были нужны (что это за каналы конкретно он не уточнял), во-вторых - окна выходили на слишком шумную улицу и поток машин не прекращался ни на минуту. Зато в комнате Оливера все было идеально: и тихо, и телевизор - самое то! Не долго думая, Флаке перебрался в апартаменты Риделя, обосновался на диване и под жужжание телевизора не спеша потягивал элитную выпивку, листал книги и отдыхал. В тоже время и самого Олли присутствие Кристиана не сильно беспокоило: он облюбовал уютный темный уголок в своем номере, и часами проводил там в позе лотоса.
2 комната: "Все прелести жизни"
Этот номер, который недовольные до крайности жильцы гостиницы стали величать "номером дебоширов, хулиганов, алкоголиков и т.д." не зря заслужил такую репутацию - все-таки он принадлежал Его Величеству Паулю (Ивану, Ване, Ванечке, Ванюше…) Ландерсу!!! Мало того: в первый же день приезда в отель, это "дивное" место (в смысле, номер Полика) оккупировали еще и Шнайдер с "Рихардом Свеном Круспе - Бернштайном"!!! Вот так! И этим все сказано. "Мальчики - зайчики" развлекались примерно так: распивали горячительные напитки, распевали нецензурные песенки, наслаждались шедеврами Тинто Брасса и активно пытались "строить глазки" горничным, при этом еще и гримасничая (в частности Пауль), хохоча без причины (в частности Шнайдер) и выразительно подмигивая (в частности Рихард)…
3 комната: "И пришла муза…"
Тилль, уже долгое время летавший в облаках из-за неожиданного прихода вдохновения, вообще решил не поддерживать связи с внешним миром. Он заперся в собственном номере и творил свои шедевры. Единственное, что хоть как-то свидетельствовало о его существовании, это тот факт, что горничные четыре, а иногда и пять раз в день приносили еду ему в номер, и уносили груды пустых тарелок. Еще время от времени из апартаментов Тилля раздавался грохот падающих предметов и бьющейся посуды - в эти минуты все точно знали: муза на некоторое время испарилась и герр Линдеманн немного зол.
Дверь его комнаты всегда была заперта, а на ручке висела табличка с красной надписью "Не беспокоить". Снизу на этой же табличке было подписано жирным черным маркером "Осторожно - злая собака!!!" - почерк Пауля; "Тихо - идет тяжелый умственный процесс!!!" - почерк Шнайдера; "Не влезай - убьет и …обматерит!!!" - почерк Рихарда.
Не подумайте ни в коем случае, что все вышеописанное - постоянный образ жизни музыкантов. Просто в данном случае все сложилось именно так…

Добавлено (2007/Ноябрь/12, 18:32:01)
---------------------------------------------
- Нет, я не пойду!!! Нет! Я не пойду туда больше! - одновременно визжала толпа горничных, собравшихся на кухне отеля. - Ни за что не вернусь туда! Они все странные!
Управляющий отеля пытался их тщетно успокоить, сообщая, что "Ужасные Они" совершенно безобидные, доброжелательные и порядочные люди, и не в коем случае не причинят им вред. Было уже восемь часов вечера, а ни одна из прислуги так до сих пор и не принесла "Ужасным Раммштайн" ужин в номер ( плюс "2 бутылки "Русскайа водка"!!! Ик! В наш номер! Ик! " - это кричал в трубку Пауль, когда делал заказ.)
В конце концов нашлась одна отчаянная девушка, которая согласилась спасти от голодной смерти всемирных рок - звезд (во-первых, ей пообещали прибавить зарплату, а во-вторых она владела приемами карате).
1 комната: "Идеальная гармония"
Девушка решила, что первым делом зайдет к наименее агрессивным постояльцем. Из-за незапертой двери доносилось шипение телевизора и пахло благовониями. Сью (девушку именно так звали) осторожно приоткрыла дверь и вкатила тележку с подносами внутрь, где царил полумрак. На кровати, обнявшись с книгой, крепко спал худой мужчина весьма интеллигентного вида в очках. Больше никого не было. Сью очень обрадовалась, поставила на столик поднос, как тут в темном углу раздался какой-то шорох и оттуда вырос… великан!!! Двухметровый бритоголовый парень с блуждающим взглядом. Наконец этот взгляд сфокусировался на самой Сью, и парень двинулся к ней. Девушка взвизгнула, схватила тележку и в припрыжку эвакуировалась из страшной комнаты.
3 комната: "И пришла муза…"
Следующим по коридору был этот номер, и девушка, отдышавшись после пережитого страха, внимательно ознакомилась со всеми надписями на табличке. Увы, эти надписи (особенно подписанные черным маркером) смелости ей не добавили, и Сью с замиранием сердца постучала в дверь. Ответом ей была тишина… Она снова постучала, потом подолбила в дверь кулаком и после 5-ой попытки дверь, наконец, отворилась.
Девушка в ужасе отшатнулась, когда перед ней предстал огромный небритый немец с взъерошенным ирокезом и красными от недосыпания глазами. Он пропустил ее внутрь, и, выглянув в коридор, вновь запер дверь на ключ, и этот самый ключ спрятал в карман!!! От страха бедная Сью была на грани обморока: все пути к отступлению отрезаны. В это время Тилль схватил тарелку, сел за стол и с увлечением стал строчить что-то на помятом листе бумаги. Все пространство вокруг него было завалено сломанными карандашами и рваными писчими принадлежностями. Забыв о существовании горничной в собственной номере, солист Раммштайн бормотал себе под нос: "И польется кровь… Нет, нет… И орошу я кровью… Да, вот так…"
Минут десять девушка так и не решалась напомнить ему о своем присутствии, а потом, мысленно перекрестившись, тихонько пропищала: "Извините, пожалуйста, может быть, вы меня отпустите?…" Тилль, переполошившись, с удивлением оглядел комнату, увидел горничную, помотал головой с целью прогнать "галлюцинацию", а потом поинтересовался: "Ты кто?" "Я - Сью" - трясясь от страха, ответила "галлюцинация". "Понятно." - Тилль понимающе закивал головой. "Выпустите меня…" - настаивал "навязчивый глюк". "Да?!" - спросил Тилль, у которого в голове смешались и сны, и действительность от переутомления. "Да." - охотно подтвердила Сью. Тилль, покачиваясь, добрел до двери, открыл ее и выпустил девушку в коридор. "Вам бы поспать надо…" - сочувственно посоветовала она. Тилль, проникшись к "галлюцинации" симпатией, послушно кивнул, запер дверь и вправду упал в кровать и захрапел.

Добавлено (2007/Ноябрь/12, 18:32:43)
---------------------------------------------
2 комната: "Прелести жизни"
На тележке оставалось еще три подноса и две бутылки водки, и несчастная девушка неслушающимися и дрожащими руками подкатила ее к последней двери, за которой раздавались истерический хохот, музыка группы "ABBA", топот босых ног и глухие удары. Постучать у Сью смелости уже не хватало, поэтому она несколько минут с интересом прислушивалась к звукам из-за двери, а потом попросту решила уйти, решив, что из этого номера живой она точно не вернется.
Как раз в эту секунду дверь сама распахнулась, и перед горничной возникло красное возмущенное лицо Пауля Ландерса. "Подслу-у-у-ушиваем??? - грозно осведомился он, покачиваясь и держась за косяк двери, дабы не рухнуть. - "Вам, девушка, не сты-ы-ы-ыдно???!!! Тут за его спиной возникла еще одна шатающаяся фигура - это был Кристоф Шнайдер. "О-о-о, ужин!" - восхитился он, - "О-о-о, смотрите, водочка!" После этих высказываний, давшихся ему явно с трудом, он вцепился в тележку мертвой хваткой и втащил ее в номер. В этот момент из комнаты "выплыл" герр Круспе - Бернштайн, и, завидев девушку, расцвел улыбкой. Взяв Сью под руку, он завел ее в номер, изящным движением ноги захлопнул входную дверь и стал свободной рукой отталкивать неугомонного Пауля. Пауль продолжал верещать, растягивая буквы: "Она подслу-у-у-ушивает!!! Ш-ш-шпионка!!! - недовольно зашипел он, - "У-у-у-у, папараци! Автограф захоте-е-ела???!!!"
Шнайдер пихал тележку с воплями: "Какая странная у вас тут мебель!", Ландерс пихал Сью с возмущением: "Интервью-ю-ю не дам! Не дам, и точка!", Рихард пихал Ландерса с криками: "Не отдам, мое!!! Не видишь, что ли, как мы влюблены друг в друга?!", а Сью пихала Рихарда чуть не плача: "Никуда я не пойду, маньяк!"
Наконец одержав победу в неравной схватке с тележкой (Кристофу удалось перевернуть ее и завладеть обеими бутылками), он поставил левую ногу на поверженного врага (на тележку - мученицу) и запел во все горло гимн Германии (вернее те части, которые ему удалось вспомнить), стараясь перекричать сладкоголосых "АBBA". Этим он привлек "нездоровое" внимание своих нетрезвых коллег, которые, потеряв интерес к девушке, бросились к другу праздновать победу над "железным монстром" (все той же тележкой).
Сью пулей вылетела из комнаты и понеслась вниз.
Эпилог.
На следующий день Полик, Рих и Шнайдер даже и не вспомнили о вторжении горничной, и долго с удивлением рассматривали раскуроченный "труп" неизвестно откуда взявшийся тележки. Тилль выспался, пришел в себя, решил, что вчерашнее видение было всего лишь сном, и на этом успокоился. Оливер весь день не мог понять, что же в его облике вызвало у горничной такой ужас, Сью отпаивала себя валерьянкой и рассказывала своим подругам "страшные истории о сумасшедших маньяках, алкоголиках, зомби и извращенцах из Раммштайн". Один только Флаке чувствовал себя отлично, и ничто его не волновало!

Добавлено (2007/Ноябрь/12, 18:35:22)
---------------------------------------------
У меня ещё есть своя небольшая зарисовочка. Как допишу - обязательно выложу! deal

 
LisДата: Понедельник, 2007/Ноябрь/12, 18:40:09 | Сообщение # 34
Группа: Гость





Клево!!!!! Давввай свое выкладывай!!!! Супер, можно еще че-нить прикольное?
 
JaДата: Вторник, 2007/Ноябрь/13, 12:20:56 | Сообщение # 35
Группа: Удаленные





-
Кто в доме хозяин
или
случай после записи альбома

Автор: Dein Schatten

Глава 1: Что у пьяного на уме?

- А теперь выпьем за удачное окончание альбома. Главное - почти (Тилль бросил выразительный взгляд на Флейка) никто не пострадал... - герр Линдеманн не стал дожидаться реакции публики и выпил свой бокал залпом до дна. Публика застонала...
- Я уже не в силах не то, что пить, даже поднять бокал, - первым откликнулся Рихард. - Мы в сотый раз пьём за новый альбом...
Тилль направил мутный взгляд на соло-гитариста.
- Ты мужик или...
При этих словах разум Круспе тут же прояснел, осознал ошибку, и руки сами потянулись к бокалу. Тилль оглядел присутствующих победоносным взглядом. Пауль хмыкнул, глядя на упитого в дым лидер-гитариста, который после слов Линдеманна допивал уже пятый бокал вина, и после каждого бокала окидывал согрупников выразительным взглядом, говорящим: «Да, я такой! Я настоящий мужик, а не какая-то...»
- Баба... - пропел Ландерс глядя мимо Круспе, который захлебнулся шестым бокалом и закашлялся.
Пауль перевёл взгляд на позеленевшего согрупника. Если бы герр Ландерс был потрезвее то непременно отвалял бы по этому поводу какую-нибудь из своих дежурных шуток, но сейчас он был явно не в состоянии соображать.
- Эй, Круспе, ты чего... Тебе плохо? - Пауль попытался придать взгляду большую серьёзность, но от такого напряга выражение получилось глупое и ироничное.
- Мне хорошо, - сквозь зубы прошипел Бернштайн, и влил в себя седьмой бокал, не отрывая грозного взгляда с обидчика.
Обидчик тем временем опять уставился за спину Круспе.
- Ничего такая... Мммммм... ДЭвушка...
Такого наш Рихи стерпеть не мог
- Слушай Пауль, что ты себе...
Ноль реакции. Ландерс упёрся взглядом за спину разгневанному товарищу.
- Хорошенькая... - промурлыкал Полечка, чем окончательно добил друга. - Ту-ту - Изобразил пароходный гудок сияющий ритм-гитарист и встал из-за столика. Встав, Пауль направился в сторону стойки, которая находилась за спиной у Рихарда. Тот проводил «корабль любви» гневным взглядом до места прибытия. А именно, к девушке в коротеньком полупрозрачном платьице, которая потягивала коктейль у барной стойки... Рихард вмиг просиял, поняв КОМУ на самом деле были адресованы реплики Ландерса. Немного поразмышляв, наш "не баба" достал из кармана зеркальце и начал усердно поправлять смявшуюся причёску, про себя повторяя: «Я просто очень красивый мужчина. У таких как я много завистников... мужчина, мужчинище, мужик!...» Рих подмигнул своему отражению и в качестве последнего убойного доказательства, потрогал мускулатуру.
- Кто бы сомневался... - уже вслух с улыбкой проговорил он.
Тем временем, пока Пауль увещевал прибалдевшую девушку пьяными рассказами про бурную и нелёгкую юность, а Рихард тешил самолюбие лестными комплементами в свой адрес всё больше убеждаясь в своей идеальности, Тилль доставал уже третьего посетителя разговорами о смысле бытия размахивая руками и что-то чертя в воздухе; Оливер с Флейком спали уже как полчаса - Флейк на Оливере, Оливер лицом в тарелке; Шнайдер танцевал (!)... И всё было бы хорошо, если бы Тиллю в пьяном угаре не приспичило выкрикнуть:

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:09:35)
---------------------------------------------
- Они?! Да они никто без меня! И вообще, всё держится на вот этих вот мускулистых плечах, - для убедительности вокалист похлопал себя по рукам. - Вот в этой вот мудрой голове. А это брат, так, для массовости, - Тилль не отрываясь взглядом от одуревшего очередного собеседника махнул примерно в сторону Раммовского столика, - Да кто они без меня? Да таких музыкантов полно, а я один такой!!!! - Тилль забил себя кулаком в грудь. - Ja...
Последнее слово Тилля отгремело по залу. Повисла звенящая тишина. Звенящей она именовалась исключительно из-за надоедливой мухи, которая упорно летала над столиком разошедшегося вокалиста.
Бзззззззззз зззз зззз ШМЯК! Бз… Шлынд-шлынд!!!!!!!
Герр Линдеманн растёр по джинсам остатки «звенящей тишины» и плотоядно заулыбался.
Тишина, уже совсем беззвучная повисла в воздухе.
- Дзынь!
Все как по команде уставились на крайний столик у входа
- Простите, - виновато пропищал официант, глупо заулыбался и принялся собирать осколки стакана с пола.
Все мигом очнулись: Шнайдер вспомнил, что не умеет танцевать и тупо улыбаясь, уставился в одну точку, Рихард захлебнулся 13-ым бокалом вина, про себя подумав, что это дурной знак и обернулся в сторону Линдемана, Пауль скатился со стула, вмиг забыв о девушке которую он уже довёл до "кондиции" и уже собирался отвести в более подходящее место и «продолжить разговор» с глазу на глаз, Флейк, который всегда остро переживал обиды тут же проснулся и начал тормошить Олли, который хоть спросонья но сразу сообразил что обстановка накаляется и потянулся за фотоаппаратом.
- Тииииль, я что-то не расслышал, это без кого это ты можешь обойтись, а? - иронично спросил Круспе прищурив левый глаз.
- Риха, - начал Линдеманн, подходя к своему столику, - давай начистоту, я тебя, конечно, сильно уважаю, ты мой друг, но посуди сам: тексты - я, пою - я, неповторимая харизма опять же у меня...
- Жру больше всех - тоже я... - продолжил шепотом Полик сидящий на полу, но его никто не услышал.
Пока Тилль загибал пальцы очнулся Шнайдер:
- А как же музыка...
- Музыкантов куча, и талантливых среди них немало... А у меня таланты уникальные…
-Я так и знал, что этим кончится, - схватился за голову Флейк, - Тилль, опомнись! А как же наш неповторимый стиль, наши шоу, наша дружба... эээ, демократия, в конце-концов... - и всем присутствующим на миг показалось, что над головой у великого примирителя Лоренца что-то засветилось, а вдалеке зазвучала музыка а-ля хоры в «Morgenstern». Видя умиротворённое ангельское личико клавишника, Тилль судорожно сглотнул, и уже было пожалел о содеянном. Но было поздно:
- А ведь по-хорошему, это я могу без вас обойтись! - завопил Рихард, а точнее его уязвлённое самолюбие. - В конце концов, это я создал группу.
Тилль понял, что отступать поздно и продолжил гнуть свою линию
- И чё ж не обошёлся?
- А я осознал свою ошибку и теперь вот собственный проект создаю.
- И петь там собрался... - подняв глаза к небу-потолку произнёс главный зачинщик скандала
- Собрался! И буду! А ты...
- Да я...
Тем временем Флейк понял безнадёжность бескровного примирения и вступил в схватку:
- А без моих танцев… - скромно начал Кристиан
- И вообще, - не дал закончить ему Дум.- Я всегда говорил, что этому, - он указал на вокалиста, - петь нельзя. Знал же что рано или поздно он одеяло на себя потянет.
- Надо было разрешить ему на барабанах стучать, как он того и хотел. - Всунул свои пять копеек Оливер, на миг, оторвавшись от сьёмки.
Шнай рассвирепел и накинулся на Риделя, а Тилль проорал:
- Я за барабаны, а Шнайдер петь! Замечательно... Да всё только на моём голосе и держится...
- Да! Орать ты умеешь и вид грозный, жаль, как оказалось, природа умом не наградила, и чувством благодарности! Валенок зажравшийся... - Съехидничал Круспе, за что тут же получил затрещину. И началось... Бросались стульями, бутылками... Временами раздавались одиночные выкрики о внесённом вкладе в процветание группы... Бармен потянулся к телефону, дабы вызвать правоохранительные органы и усмирить разбушевавшуюся группу, однако шнур сего аппарата был предусмотрительно прогрызен герром Линдеманном...
Валялись перевёрнутые столы, над головами свистела стеклотара, гремел по залу благой немецкий мат под аккомпанемент какого-то танцевального ритма из колонок... В конце концов, не прекращая по справедливости (т.е. силой) отстаивать своё мнение, все дружно решили, что они друг другу не нужны, прекрасно сами проживут, делая только то, что считают нужным и, не выслушивая "мнение пяти заносчивых, высокомерных козлов"...
И среди всего этого хаоса, забившись под стойку сидел тихо (!) Пауль Ландерс, безучастно смотря на происходящее и шёпотом напевая: «Vstovai strana norodnaia, vstovai na smertnii boi...» - Возвещая грядущий Армагеддон...

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:10:23)
---------------------------------------------
Глава 2: А наутро...

- Ну и ночка была... - прорычал Тилльхен вставая с постели ранним утром (вернее почти в полдень) - Как только домой добрался?
И про себя, одеваясь, продолжил план действий на сегодня: «Заехать к Рихе - узнать насчёт рыбалки; зайти в спортзал; забрать у Полика самоучитель по испанскому...» С этими мыслями герр Линдеман прошествовал на кухню, открыл холодильник, соорудил бутерброд и, усевшись за стол, уткнулся в свежую газету. Увиденное повергло неустрашимого Линдемана в ужас, заставило недоесть завтрак и уткнуться непосредственно в чтиво: «Пьяный дебош... Возмещение ущерба... Заявление Тилля Линдеманна о полном и окончательном развале группы...» Тилль пробежал глазами статью и по мере прочтения глаза увеличились в объёме раза в два и рисковали выкатиться наружу. Прочитав, вокалист вернулся в начало и перечитал всё заново, уже более обстоятельно.
- Ничего не понимаю. - Откинул в сторону газету Линдеман.- Вот уж эти папарацци... Вечно навыдумывают...
Тилль прошёл в спальню, сел на кровать и начал судорожно вспоминать события прошедшей ночи: «Пили... Пили... Таааак... Я с кем-то болтал, потом кажется с Рихардом повздорил, а может с кем и подрался... Ничего необычного». Но в чём был сыр-бор Тилль хоть убей вспомнить не мог. Оставалось только одно - позвонить Круспе и спросить у него.
Тилль потянулся за аппаратом. Долгое время никто не поднимал, потом послышалось тихое "Слушаю"
- Рих, это, а что вчера было то?...
На другом конце провода секунду помолчали, и трубка голосом Круспе отчеканила:
- Ты издеваешься, да?
- Да я просто...
- Хочешь знать, что было вчера? - перебил герра Линдеманна Рихард, и, не дожидаясь ответа продолжил. - Ты вчера разгромил полресторана! Ну ладно, ресторан громили мы вместе, но ты...
- И чё ты бухтишь? Это всё мелочи.
- Мелочи. - Эхом отозвался Круспе. - Да, забыл, ты попутно сказал, что мы тебе больше не нужны, что мы так: подпевка-подтанцовка и вообще... этот...
- ...аккомпанемент, - ляпнул Тилль, искренне желая помочь друга изъясниться.
- Ты всё-таки издеваешься!!! - не понял благие намерения товарища Круспе.
- Рих, ну подумаешь, ляпнул в беспамятстве. Я даже сам не помню, что говорил.
- Нефиг было флейковскую водку палёную пить! Тем более что сам он её даже не попробовал... И ещё: ладно, если бы ты просто ляпнул, но скажи мне, зачем было вызывать журналистов, собирать срочную пресс-конференцию и объявлять об «официальном распаде» группы и бог знает ещё о какой ерунде!!!!!!
Пока Тилль начинал медленно офигевать, Круспе-Бернштайн продолжил:
- Знаешь, есть такая хорошая русская поговорка: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. - А потом закончил с вздохом,- Натворил бед, а теперь под дурачка косишь? Раскаиваешься? Поздно! И моему ангельскому терпению пришёл конец! Расхлёбывай это сам!
Секундное молчание и короткие гудки...
Уже бывший вокалист бывшей группы положил трубку на автопилоте, и не в тему подумал: «И откуда Риха этих поговорок набрал? Без Ландерса тут не обошлось. И эта последняя фраза... Фильмов, блин, американских понасмотрелся...»

* * *

Закончив непродолжительный разговор с Тиллем, Рихард, с чувством перевыполненного долга отправился на балкон остудить пылающий творческий и ранимый дух... Устроившись поудобнее, он закурил и предался размышлениям: «... А в конце концов, в принципе это можно было бы сгладить... Тилль - мой лучший друг, и когда я мучался и думал что у меня слишком косят глаза, а Пауль посмеивался, говоря, что если долго смотреть мне в эти самые злосчастные глаза, то взгляд мой как бы уплывает и разъезжается в разные стороны... - Рихард аж подскочил, вспоминая то страшное время и подбежал к зеркалу - удостовериться, что всё в порядке. Долго и придирчиво изучав свою внешность он вздохнул, отправился обратно на балкон и продолжил размышления. – ... Да, так вот один Тилль поддержал меня и мою идею с линзами. И вообще, может он действительно ничего не помнит... Всё! Хватит!! - отогнал Круспе от себя навязчивые мысли. - Не маленький уже! И остальные тоже хороши... Да ещё Якоб с утра пораньше промыл мозги, впрягая о долге и ответственности... С меня достаточно!» - заключил мыслитель и вернул думы в привычное русло, то есть начал думать исключительно о себе...

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:12:23)
---------------------------------------------
* * *

Шнайдер резко сел на постели с широко раскрытыми глазами, как будто всё это время не спал, а просто ждал какого-то тайного знака с потолка, чтобы встать. Он вскочил на ноги всё с таким же испуганным взглядом загнанной овцы и начал искать «успокоения». Дум влетел на кухню и как вы думаете, что он сделал? Нет, не начал глотать успокоительные, и не стал похмеляться, и тем более он не собирался потрошить холодильник! Шнайдер дрожащими руками достал с верхней полки маленькую, пластмассовую, засаленную, пыльную, выцветше-зелёную леечку! И тут же наполнив её водой из-под крана помчался обратно в спальню поливать свои драгоценные растительнообразные штучки в вазончиках. Леечка была настолько мала, что её едва хватало, чтобы полить половину средненького вазончика с самым неприхотливым цветочком! Но это даже нравилось Кристофу, так как бегая туда-сюда и заботясь о своих зелёных друзьях он меньше думал о том обстоятельстве, которое заставило его проснуться в таком замешательстве, а именно о вчерашнем происшествии... «Ой-ой-ой-ой... ой-ой-ой... Что это будет?... Ой... Как это? Как это? Было и, Бах! Нет!? Всё пропало!» Постоянно вертелось в голове ударника. Он носился как заведённый и выщёлкивал языком какую-то мелодию из репертуара «Cold play». Покончив со спальней, он принялся за ботанический сад на лоджии, оранжерею в гостиной, успокаивая таким образом расшалившуюся нервную систему... Когда Шнай закончил поливать (заливать) последнее китайское деревце, он бережно поставил леечку (в виде слонёнка между прочем) на законное место и сел на кровать. Тут уж угнетающие мысли догнали запыхавшегося ударника и, отдышавшись, стали карабкаться через уши в Шнаевский воспаленный мозг... Он глубоко задумался минут на десять, а по прошествии этого времени, очнувшись, он заметил, что трезвонит телефон (несчастный дринькатель разрывался уже примерно минуту). Дум хаотично протянул руку и выдернул шнур... Несчастный (телефон) захлебнулся, крякнул и замолк... Навсегда... (ну это уже занесло...)
«Чёрт с ними, - подумал очнувшийся Шнай. - Я один уже могу прожить. Да я нарасхват буду... Зажрались блин. Да, может спьяну, но лично я ни с кем мириться не собираюсь. Мне и так хорошо... Отдохну...» - Закончил успокаивающие мысли Дум, но почему-то ещё сильнее задёргался. Тупо уставился на полочку с одиноко стоящим на ней горшочком с редким пустынным кактусом... Потом встрепенулся, нырнул на кухню, схватил ту злополучную лейку и возвратившись залил с её помощью горемычный кактус, который рос только в специальном песке, под особым освещением и влагу не переносил хронически. Редкая вещь загублена, зато нервы кое-как успокоены...
- Теперь полный порядок.

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:13:48)
---------------------------------------------
* * *

- Это не мои журналы, мама... Честное пионерское! Где взял? МАМА!!!! Я же комсомолец! Я не читаю буржуазные журналы похабного характера! Это всё враги! Это ОНИ подложили ЭТО мне под матрас! Я официально заявляю... Ой! Ай! Ай-Ай! Ма... Не надо! Ой! Пауль заметался по кровати, отмахиваясь руками и дрыгая ногами пока в конце-концов не свалился на пол. Свалившись, Полик скинул с себя одеяло и начал резкими движениями отгонять картинки сна "по мотивам событий золотого детства" методом взьерошивания волос на голове. Но суровая действительность оказалась ещё мрачнее.
- А может мне и это только приснилось...
Телефонный звонок не дал закончить мысль. Ландерс ухватился за телефон как за спасительный круг
- Да! Да, ага... Угу... (значит, не приснилось).. Якоб, я, конечно, тебя понимаю, но что конкретно я... а... ага... И что он сказал? Ясно... Да... А он? Мда... Даже не поднял... Знаешь что! Если им всё равно, то мне тем более... А что ты? А, ты... Ну да... Ничем не могу помочь, как видно всё уже решено... Оооо ну не надо драматизма... Ыыыы...
У Пауля от этого разговора резко разболелась голова и он решил прекратить бесполезную беседу, но, зная, что от Якоба так просто не избавишься, решил просто положить трубку, как делал уже не раз. Трубка перекачивала на аппарат, попутно гневно трубя невнятное «бла-блабла-бла-бла...», но это Полика уже не интересовало. Самый русский немец схватился за виски, тихо причитая что-то про "энергетических вампиров". Но долго Ландерс грустить не привык, поэтому вскоре он уже сидел за кухонным столом, уминая за обе щёки свой крайне вредный завтрак и резво взвешивал все «ЗА» предстоящей перспективы стать совершенно свободным и независимым: «...И главное - не будет никаких дурацких соревнований с Круспе, постоянных споров... - Но тут идиотская улыбка слезла с умилённого лица ритм-гитариста - ...Как не будет соревнований?.. Как это? А как жить? А над кем прикалываться? И что меня ждёт? Скучная серая жизнь!!! Да! В кого я превращусь? А праздники, поездки, а милые споры и драки?...» И каждая такая мысль всё больше вгоняла неунывающего Пауля в зыбкую пучину отчаяния. Он встал из-за стола и подошёл к своей внушительной коллекции матрешек, подойдя, он достал с полки самую большую и яркую матрёшку, открыл её и достал порядком потрепанный фото-альбомчик. Бережно прижав, заветный предметник к самому дорогому месту (кхе, к сердцу в смысле...), Ландерс закрыл матрешку, поставил её на место, окинул коллекцию одобрительным взглядом и отправился обратно. Сев на место, наш сентиментальный герой немедленно раскрыл альбомчик: «...а здесь мы новые очки Флейка обмываем - вот Олли в них, вот я, вот Тилль эти очки одел на... э... короче весело было...

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:14:20)
---------------------------------------------
Так, это Рихард с серьёзным видом книгу с надписью «Война и мир» изучает... Флейк тогда его нам в пример ставил, правда, когда я сзади подошёл, оказалось что это в обложку книги два больших зеркала встроены... Хитрец! Но и мы тоже хороши! Как можно было не заметить, что этот плут Круспе одну страницу посередине книги полгода читает не переворачивая...» - Пауль улыбнулся своим мыслям и продолжил рассматривать альбомчик, время от времени пуская скупую ностальгическую слезу.

* * *

Флейк оторвал взгляд от книги с гордым названием «Генная инженерия в доступных понятиях и терминах. Для чайников» и, сморщась, хрустнул шейными позвонками. Доктор отложил книжечку, решив немножечко поразмышлять перед обедом, для аппетита: «Всё к лучшему. Да. Я куплю маленький домик на берегу речушки, наконец, ухо своё подлечу хорошенечко... Покончу с мирской жизнью, с этой суетой. Они никогда меня не ценили... А в лесу сейчас тихо, спокойно...»
Таким образом Флейк размышлял часа два, в перерывах засыпая, просыпаясь, прохаживаясь по комнате и поедая морскую капусту, пока в его светлую голову не пришла замечательная мысль: «А не открыть ли мне по такому поводу коллекционного спиритка?..»
Сказано-сделано, и уже через полчаса Лоренц лежал на полу, вслух изучая надпись на бутылке:
- Made in Russia...made in Russia... Помню кда, а тако засыпау, Полечек вседа мнэ на ачки дышаллл, а када я прасыпался то бегал по комноте и орал шо ослеп и пить прекрашауууу ху-ху! - Протянул Флейк, заплетаясь, и нервно засмеялся. Но тут резко загрустил и, хныкая запричитал: - Хто теперь мне на очки дышать-то буыыыыт? - А потом завыл уже обращаясь к бутылке, - Хто я тя спрашывайуууу?!
Рассудительность Флейка как рукой сняло, эмоции лились через край:
- А вот хто интернрн... интрере....фу, и-н-т-е-р-е-с-н-о мне Тиллевских рыбок кормить будет, если не я, а Шнаевские цветы удобрять? Неа... Мечты мечтами, а долг есть долг! - закончил клавишник подняв указательный палец. После, главный мозг, честь и совесть Rammstein вытряс из бутылки на ладонь остатки "огненной воды", смачно слизнул и уткнулся лицом в ковёр.

* * *

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:14:48)
---------------------------------------------
Олли с пеной у рта размещал на всевозможных сайтах фотки с «того самого» вечера. Удовлетворив свой «чисто спортивный» интерес Ларс решил не задумываться о будущем (оригинал!), а просто тихо соединиться с прекрасным в окружении ароматических свечей и успокаивающей музыки "сыновей Кришны с вершин непорочных гор Йэсу-Гакыара". Сев в позе лотоса он погрузился в высшие сферы: «Я - земля. На мне растет травка, надо мной светит солнышко, кроны деревьев колышутся на ветру, а внутри меня рождается росток... Вот он в животе и начинает развиваться, вот он уже прорезается сквозь желудок в сердце, и я уже вижу, что это прекрасный цветок алого цвета, цвета моей горячей крови, потом через лёгкие он подступает к горлу начиная медленно распускаться и щекотать голосовые связки...»
-Ммммммммммм... - изрек, наконец, Оливер по нарастающей, изображая звуками распускающийся цветок стремящийся к солнцу... - ммммммм... Тьфу, блин!!! Не могу!!!
Олли вскочив на ноги. Да, не привык он медитировать в тишине, при приятной музыке и запахах... Обычно кругом стоял запах перегара, и сотоварищи наперебой орали под ухо что-то типа «Олли! Землетрясение!!» или «Твою басуху похитили марсиане» или «Сконцентрируйся сильнее! Давай, набирай: www.astralporno.de»...
- Эх. - Только и сумел изречь Ридель. Потом он с раздражением выключил музыку, затушил свечки и направился в ванную. Там он непонятно зачем забаррикадировал дверь и сел на пол. Сев он сосредоточился и, выбрав в астральном меню пять заветных имён (не зря же так долго практиковался!) приготовился нагло подслушивать мысли согрупников. Первая мысль голосом Тилля пробасила:
- Это я во всем виноват... Старый дурак...
Мысль слегка проспавшегося Флейка:
- Не, ну нельзя же так поступать со слушателями, надо и о людях подумать!
Мысль Пауля:
- ...А на этой фотографии мы отучали Шная от боязни высоты, я ещё ему пообещал потом даже под страхом смерти никому эту фотку не показывать...
Рихарда:
- Мне просто их жаль. Что ОНИ без МЕНЯ будут делать?...
Дума:
- Ой, что будет? Что будет? Ой, а я всё полил???!
Потом мысли начали перебивать друг друга, поступали они быстро и накладывались одна на одну, так что Олли уже не мог разобрать, что от кого поступало...
- А у меня скоро день рожденья... И мы планировали на природу там...
- А кто меня будет пончиками кормить?
- А кому я буду теперь пончики таскать?!!
- ... А на этой фотке мы только помирились после Mutter и решили никогда не расставаться...
- Я так больше не могу!
- Это какой-то идиотизм! Я такой популярный, красивый, а сижу тут и хандрю из-за каких-то... Аааа! Мама!!! Что теперь делать?!!
- И зачем вообще все эти ссоры? Нам ведь так хорошо было...
- Милые-милые посиделочки...
- А как мы зажигали на сцене!...
- Эти дружеские споры...
- Что со мной будет?
- Ой!
- Ай!
- Как всё сделать, как было?
- Вот и я о том же думаю...
- Я первый это подумал, плагиатор!!!...
Олли всё уже понял, отключился и заулыбался, пропуская мимо ушей сообщение девушки-оператора о повышении тарифов на астрал со следующего квартала... Ридель выбежал из ванной, одел куртку, быстренько обулся и выскочил за дверь с мыслью: «Если потороплюсь, то успею первым приехать в студию»

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:15:13)
---------------------------------------------
Глава 3: С повинной головой

Олли вбежал в студию и застал в ней Якоба одиноко сидящего за синтезатором одним пальцем наигрывавшего мелодию чем-то напоминающую гимн Германии, дико при этом фальшивя.
- Ух, ещё никого нет?
- А, это ты Олли... Спасибо что не забыл... Как видишь, никого нет, и, скорее всего не будет. По-моему в шоу-бизнесе прибавление ещё на новых 5 рок-проектов, и в каждом проекте по одному члену Rammstein, по одному гордому, заносчивому, неблагодарному музыканту... - и Хельнер в порыве чувств ударил кулаком по синтезатору. - Придется тебе спасать честь группы.
Продюсер с надеждой воззрился на Оливера. Басист судорожно сглотнул, представляя как ему, худенькому, незаметному на концертах, молчаливому придётся заменить скандальную, громкую, бушующую машину Rammstein...
- Не паникуй, всё обойдётся... - попытался успокоить продюсера Ларс.
Якоб только обречённо махнул рукой.
Тут послышались тихие шаги, дверь раскрылась и в комнату зашёл Пауль.
- Привет! Я, это... Короче, Якоб, я подумал и решил, что это действительно будет нехорошо с моей стороны... Ну, ты понимаешь...
Якоб кивнул, а Олли хитро залыбился. Пауль хотел, было обидеться на басиста, как вдруг за дверью послышалась возня, все присутствующие в студии обернулись и увидели Шнайдера, втаскивающего в комнату полуживого Флейка.
- Он тут на лестнице прикорнул. Не дополз. - объявил Шнайдер, и все засмеялись. Далее совместными усилиями водрузили доктора на диван, доктор в свою очередь настойчиво требовал, чтобы Шнайдер подробно рассказал, как он ухаживал за своей растительностью, пока его не было рядом. Под шумок в студию проник Тилль. Он откашлялся, все повернулись к нему.
- Флейк, ну ты как ребёнок, ну на минуту оставить нельзя... - Тилль мило улыбнулся и обратился ко всем остальным. - Простите меня, ребята, это я во всём виноват... Вообразил...
- Мы все виноваты. - Вздохнул Шнай. - Вели себя как дети...
- Все хороши. Тоже мне, независимые герои. - Продолжил Пауль.
Тут скрипнула дверь и на пороге появился солнце-Круспе с руками, спрятанными за спиной.
- Рих, - начал Тилль, у которого воображение разыгралось больше чем у всех остальных, - это у тебя, что за спиной? Гранатомёт? Это я во всём виноват! Убивай меня - остальных не трогай. Или хотя бы Якоба пожалей, он столько натерпелся...
Но Риха, смущённо улыбаясь, достал из-за спины... пакетик с пончиками.
- Мне всё равно делать было нечего, и я подумал... - попытался оправдаться герр Бернштайн, но было поздно - все уже валялись на полу от дикого хохота.
И только Тилль серьёзно спросил:
- И что, с розовой пудрой?
- С ней самой. - Ответил Круспе, пытаясь придать лицу гордый вид.
- И даже свежие? - с недоверием поинтересовался вокалист.
- Самые что ни наесть...
- Рихуля! Я тебя люблю!!! - почти пропел Линдеманн и сжал от счастья в объятьях лид-гитариста.
- Отпусти. Задушишь!
- Ой, прости, просто не могу поверить, как я мог тогда ляпнуть такое...
- Тиииилль! Следи за рыбками! Проснусь - проверю!!! - простонал с дивана "умирающий лебедь" Флейк.
Все прыснули от смеха. А Якоб, сидящий в углу и всё ещё не веря во всё происходящее пускал слёзы умиления и украдкой смахивал их рукавом...

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:15:59)
---------------------------------------------
P.S. Тилль сидел у окна и рисовал в блокноте карандашом виселицы, размышляя о смысле жизни назойливых соседей бурно выяснявших отношения за стенкой, и, попутно, придумывая продолжение к "Окровавленная плоть, пылающая в огне лисьей норки твоего неразумного, минуту назад невинного лона...". Вдруг раздалось оптимистичное тарахтение мобильного телефона, разгоняя мрачные сгустки мыслей поэта всех времён и народов. Линдеманн нехотя поднёс телефон к уху:
- Ну. У тебя... Уже... Водку? Тёплую?! Из мыльницы?!! Уже выезжаю!!!

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:19:30)
---------------------------------------------
там ещё есть... надо - могу ссылку кинуть... вот она: rammsteinFan.ru

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 12:20:56)
---------------------------------------------
http://www.rammsteinfan.ru/fanworks/web точнее

 
RinaДата: Вторник, 2007/Ноябрь/13, 17:55:53 | Сообщение # 36
Группа: Удаленные





Будучи студенткой журналистики я привыкла каждый день выслушивать критику идиотов - однокурсников...так называемых аналитиков....:)))) Хочется послушать отзывы адекватно-мыслящих людей, которые воспринимают Rammstein как гениальных музыкантов-романтиков, а не как "фашистов-имбицилов, поедающих детей негритят на завтрак"( не волнуйтесь, пара лекций по этому поводу и они уже не говорят всякую чушь, по крайней мере при мне...:)))
Рассказик называется "Новый год по-берлински или сколько надо выпить, чтобы случилось ТАКОЕ" cranky

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 17:49:53)
---------------------------------------------
Деньги были накоплены или попросту выклянчены у любимых добрых родителей. Чего не сделаешь для милой дочуры, которая ещё и может привести 1000 и 1 доказательство того, что ей надо срочно поехать встречать Новый Год в Германии? До аэропорта меня довёз папа, который благоразумно не стал мне читать нотации в машине. А сколько можно? Мама весь декабрь охала и ахала надо мной, а всё из-за маленькой недельной поездочки...

Чемодан был лёгким – у меня немного шмоток. Ну не люблю я ходить по магазинам, хоть убейте! Косметика, пара кофточек, юбка (откуда она у меня?!), кроссовки, туфли (наверное, оттуда же, откуда и юбка;), средства личной гигиены – вот он, весь мой скарб. А! Забыла! И моя любимая спортивная сумка через плечо! 30 декабря. Я полечу в самолёте супер класса. Меня начало колбасить ещё в аэропорте. Папа это заметил и ласково погладил меня по голове. Стало легче.

- Не волнуйся, пап, я ведь уже взрослая девочка, - наверное, я пыталась убедить саму себя, - девятнадцать лет всё-таки.
Я гордо выпрямилась. Пара глаз (точь-в-точь как у меня) прищурилась.
- Я тебе полностью доверяю, но... Ладно, оторвись там по полной!
Я рассмеялась. Мы обнялись, поцеловались и я уверенно пошла со своим (!) билетом (!!) до Берлина (!!!!!!!!) ко входу.

Ощущение невероятной свободы не отпускало меня во время всего перелёта. Я вспомнила, каково это летать на самолёте... Последний раз я летала 15 лет назад. Wunderschön! Да... С моим немецким только и посещать Германию. Меня, кстати, даже не отвлекал маленький ребёнок, который сидел прямо за мной (детей я, мягко сказать, не люблю) и ныл, ныл, ныл.

Берлин встретил меня лёгким снегопадом. Хорошо, что я додумалась надеть тёплую куртку... Ну, ладно, МАМА меня заставила её одеть! Я заметила, что меня встречают. Недалеко от аэропортного эскалатора стояла женщина с табличкой, на которой большими буквами была написана моя фамилия. Я быстро подошла к ней, «одев» на себя фирменную улыбку.
- Guten Abend! – сказала я, пытаясь говорить как можно развязней (типа я такая вся знаю немецкий и всё такое ;).
- О, - протянула женщина, улыбнувшись, - у вас неплохо получается.
Я удивлённо на неё уставилась. Тут же я почувствовала, что моё лицо теперь по цвету напоминает переваренного рака.
- Как здорово, что вы говорите по-русски, - промямлила я.
Женщина мне ободряюще улыбнулась и протянула руку.
- Меня зовут Елена Сергеевна, - она пожала мне руку.
- Очень приятно, - пробормотала я.
- Я покажу вам вашу гостиницу и расскажу, что входит в вашу недельную программу отдыха.
- Спасибо, - сказала я, - Только, можно вас попросить о маленьком одолжении?
- Да, конечно.
- Не говорите мне «Вы», - я улыбнулась, - зовите меня просто Рина.
Так-так-так. А вот здесь я слукавила. Меня зовут Ира, а Рина – мой милый творческий псевдоним...
- Нет проблем, - радостно сказала она, - я сама честно сказать не люблю церемонии.
Я с облегчением вздохнула.
- Ну что, Рина, поехали? – спросила она.
- Поехали.

Да... я ожидала, что будет нечто подобное, но такое... Мой одноместный номер был просто супер (в конце концов, сколько можно обламываться?). Телевизор, кровать, холодильник, душ... По сравнению с моей общагой это был рай. Я быстро поставила чемодан у кровати, посмотрела на себя в зеркало и хотела уже побежать гулять, но вспомнила сколько времени...
Одиннадцатый час! Чёрт! А усталости от перелёта как назло не было... Позвонила мама.
- Ну, как ты добралась, всё хорошо? – я слышала знакомые нотки переживания.
- Мам, всё просто супер! Лучше и представить нельзя! – радостно кричала я в трубку.
- Вот и хорошо... Ложись спать, а завтра пойдёшь гулять...
- Мааам!
- Всё, всё...
- Целую, солнце!
- Пока! Целую, целую!
Мама в своём репертуаре... Я закрыла телефон. Оглядевшись, я поймала в поле своего зрения телевизор. Несчастный аппарат, не подозревающий, что его ждёт, приветливо мигал лампочкой.
- Ну, давай, телевидение, просвещай меня! – весело сказала я, прыгнув на кровать и предусмотрительно взяв пульт...

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 17:51:04)
---------------------------------------------
Я проснулась от стука в дверь. Ё-моё, я же даже не переоделась вчера вечером! Под бормотание телевизора на немецком языке я уснула около двух ночи! А теперь я боялась даже подойти к зеркалу…
- Да, иду, иду! – воскликнула я, пытаясь хоть как-то реабелетироваться перед самой собой, маниакально поправляя копну русых волос. Открыла дверь.
На пороге стояла миловидная барышня в униформе и с тележкой, уставленной тарелочками и блюдечками.
- Guten Morgen! – сказала девушка, улыбнувшись.
- Morgen, – ответила я. Дальше я перевела диалог в сторону английского языка, который дамочка знала, наверное, на моём уровне – ни хорошо, ни плохо.
- Это Ваш завтрак, - сказала она, втолкнув тележку в номер и посмотрев на меня.
«Да, да. Это все русские девушки так выглядят по утрам! – думала я, доставая Евро для чаевых, - и нечего на меня так пялиться!»
«Oh, mein Gott!..» - мысли горничной.
- Вот, спасибо, - сказала я, протянув ей руку с несколькими купюрами.
- Спасибо, - сказала девушка и, улыбаясь, вышла из номера.
Когда дверь закрылась, я ехидно высунула язык.
- Так… - сказала я, осматривая тележку, - сейчас поем и рвану на улицу…
У меня в распоряжении было ровно семь дней. Шестого января я должна быть уже в аэропорту. А, соответственно, вечером – дома. В мою программу не входила ни одна экскурсия, потому что для начала я хотела разведать всё сама. Пошататься по Берлину без какого-либо контроля – это ли не соблазн для молодой девушки?
Я быстренько опустошила тарелки и, надев куртку и шарф (мой любимый, красный), побежала на улицу.

Насколько я знала, в Германии Рождество отмечалось так же, как и у нас Новый Год: дарились подарки, горели яркими огоньками ёлки. А тридцать первого декабря вся Европа просто-напросто напивалась до поросячьего визга и гуляла всю ночь. Эта поездка и была собственно новогодним подарком от моих родителей. Жалко, конечно, что я пропустила европейское Рождество… но дело совсем не в этом!!!
Я шла по Берлину с лицом блаженной. Хорошо, что горожане были слишком заняты приготовлениями к весёлой ночке, так что странную русскую девушку здесь никто не замечал. Почти никто…
Я проходила мимо красивого здания. Моя любовь к архитектуре подобного стиля заставила меня остановиться, поднять голову и, не обращая внимания на внешний мир, таращиться на окна, защищённые великолепными коваными решётками, и крышу. Неожиданно дверь открылась, и на улицу выскочило полдюжины мужчин, которые громко смеялись. Все они были намного выше меня, кроме, пожалуй, одного, поэтому никто даже и не попытался меня заметить. Так вот, не успела я вспомнить, как по-немецки будет «Осторожнее» (в голову пришло только „Achtung!“, которое кричать с моим русским акцентом посреди Берлина мне не очень хотелось), меня сшиб самый здоровый (!) из этой компании. Цепляясь руками за воздух, так как это делает утопающий, пытаясь с помощью проплывающих мимо водорослей, держаться на плаву, я вцепилась в куртку другого здоровяка. Из-за гололёда моя левая нога поскользнулась, и я случайно поставила ему подножку. Пять мужиков наблюдали за этим полётом, затаив дыхание. Я, конечно, не могла знать, что они думают, но я же автор… мне всё можно…

Мысли пяти мужиков.
(слева направо)…

Первый: « Ну же, ну! Ещё чуть-чуть и они грохнутся! Ай да Тиллька! Зря я ему в бутерброд злого перца с утра положил!»;
Второй: « И почему все фанатки бросаются именно на Рихи? Ну, чем я хуже? Меня что, за установкой не видно?..»;
Третий: « Чё-то она не по-немецки ругается. О! А у неё хорошая карма. Это ей сильно повезло, что она после Тилля ещё жива осталась…»;
Четвёртый: «Ой, что будет… А что будет? Сотрясение мозга в лучшем случае… Хотя Рихарду там сотрясать нечего… Хи-хи!»;
Пятый: « %^*&#$! Всё! Пора худеть! А то вон, уже девушек сшибаю! Какая я сволочь!!! Э… Хорошо, что она за Рихарда ухватилась… Кто же всё-таки мне перец подложил?!».

Добавлено (2007/Ноябрь/13, 17:55:53)
---------------------------------------------
Это пока наброски, моя гениальная подруга нарисовала черрртовски клевые картинки к некоторым моментам.... Я долго смеялась....очень долго....Выложу как-нибудь попозжа...с продолжением естественно!

 
JaДата: Четверг, 2007/Ноябрь/15, 09:06:58 | Сообщение # 37
Группа: Удаленные





Жесть smile
 
RinaДата: Воскресенье, 2007/Ноябрь/18, 19:50:10 | Сообщение # 38
Группа: Удаленные





Я открыла глаза. Зимнее небо ослепило меня своей синевой из великолепно зарешечённого окна. Снег уже не шёл. Проморгавшись от яркого света, я увидела над собой лицо. Оно приятно улыбнулось и сказало что-то по-немецки. Я ещё несколько раз моргнула и глупо улыбнулась в ответ. Лицо недоумённо посмотрело на своих друзей, которые стояли вокруг меня. И тут я поняла, что я лежу на диване в какой-то просторной комнате, заставленной инструментами и прочей музыкальной аппаратурой. Я попыталась резко встать, но я почувствовала такую боль в затылке, что у меня перед глазами начали летать птенчики.
- Бл@&!
В этот же момент несколько рук заботливо положили меня обратно на диван. Я уже испуганно, нежели с любопытством посмотрела на мужчин. На меня испытующе смотрело шесть пар глаз. Я переходила от одного знакомого лица к другому и с каждым разом понимала, как же сильно я грохнулась.
« Это же надо так… какие глюки, однако... наверное, надо попросить автографы... хотя нет… - прикидывала я. Как вы видите, сознание ко мне возвращалось довольно быстро, - я прикинусь, будто я их не знаю. Ну, где там мой любимчик?»
Я взглядом остановилась на лице, которое было ближе всего ко мне. Оно опять приятно улыбнулось и снова сказало что-то по-немецки.
- Блин, честно сказать, я нихрена не понимаю, что вы мне говорите! – не выдержала я. Голова снова заболела, и я схватилась за неё рукой.
- Ты русская? – спросил один из шести на моём родном языке практически без акцента.
ХА! ХА! ХА! Я так и знала, что он всё поймёт!
- Да, а вы говорите по-русски? – спросила я, включая дурочку.
В этот момент здоровяк, чуть не убивший меня, начал что-то лепетать тому, с кем я нашла общий язык.
- Сначала надо познакомиться! – сказал полиглот, - Меня зовут Пуль, это Оливер, это Флаке, это Шнайдер, это Тилль, а это Рихард.
Каждый из них по очереди кивнул мне, кроме последнего. Тот опять мило улыбнулся. Я, скрывая дикое смущение, отвернулась от него.
- Меня зовут Рина, - сказала я и улыбнулась.
- Тилль извиняется, что сбил тебя на улице, - отчётливо сказал Пауль, а потом добавил, видимо уже от себя, - просто нашему Пончику жрать надо меньше…
Я нервно рассмеялась.
- Да ничего, - сказала я, - спасибо, что на улице не бросили… а сильно я упала?
Оливер ткнул в Пауля локтем, чтобы тот перевёл сказанное. После того, как он это сделал, все начали что-то говорить, но я лишь успевала мотать головой и повторять: «Nicht verstehen». Вдруг Тилль стукнул кулаком по дивану, от чего предмет мебели чуть ли не сломался, и сказал что-то Паулю.
- Ты успела схватиться за нашего красавчика, - он указал на Рихарда.
Тот понял, что говорят о нём и, сделав бровки домиком, кивнул головой.
- И вы упали вместе, - Пауль засиял, как начищенный самовар, - Ему ничего, а ты стукнулась головой.
Во я попала. Приеду, ведь никто не поверит! Я снова предприняла героическую попытку встать. Мне помог Тилль. Я приняла более-менее вертикальное положение и сфокусировала взгляд на Рихарде, сидевшем на корточках напротив меня. Оливер в этот момент куда-то вышел, Пауль подсел ко мне с одной стороны, Тилль с другой, а Шнай присоединился к Риху. Флаке ушёл следом за Оливером.
Немая сцена. Они смотрели на меня, как на дикарку.
- А вы музыканты? – спросила я, не выключая дурочки.
Мужчины переглянулись. Пауль усмехнулся и перевёл вопрос друзьям. Троица смущённо заулыбалась.
- Да так… играем для себя… - небрежно сказал Пауль.
«Ага, щас… А я тогда Мэрилин Монро … - подумала я, - так не пойдёт…».
- По-моему для любителей у вас слишком профессиональное оборудование, - не сдавалась я.
Пауль что-то спросил у друзей. Те ему ответили, и он выдал:
- Наша группа называется Feeling B!
Чего? Я сидела в ахрене. Какого чёрта ты мне вешаешь ТАКУЮ лапшу на уши?!
Вся группа, а точнее: Рих, Тилль и Шнай сидели с лицами: «Да, так оно и есть...», но я заметила лукавые искорки в их глазах.
- Честно сказать, я такой не знаю... – попыталась изобразить я сожаление на своём лице.
Мужики довольно улыбнулись. СВОЛОЧИ!!! Хотите поиграть в «верю не верю»? Ладно! Вот вам! Но мою наспех заготовленную фразу с подколом утопил Тилль в своём глубоком голосе:
- Warum…?
Я поняла только это слово, поэтому продолжение этой фразы я писать не буду... Пауль милостиво перевёл мне:
- Почему ты гуляешь одна по Берлину?
Вопрос меня озадачил. Я вспоминала. Да... крепко же я об лёд ударилась...
- Я здесь вообще-то на каникулах, - начала вспоминать я, - приехала Новый Год встретить...
- Одна? – не выдержал Пауль. По-моему, он это давно уже хотел у меня выведать.
Я кивнула. Конечно, можно было наплести с три короба (ну, как всегда в моём репертуаре), но я быстро нашла выгоду в своём одиночестве, которое плавно переходило во что-то другое...
 
TraTillДата: Воскресенье, 2007/Ноябрь/18, 20:02:59 | Сообщение # 39
Генералиссимус
Группа: Эмигрант
Сообщений: 1514
Репутация: 22
Статус: Offline
Rina, прикольно biggrin biggrin biggrin

моя группа - Tratill
 
HITMANДата: Воскресенье, 2007/Ноябрь/18, 20:07:19 | Сообщение # 40
Группа: Удаленные





Классно Rina.
 
СнежаДата: Воскресенье, 2007/Ноябрь/18, 20:16:30 | Сообщение # 41
Sir Marshall
Группа: Эмигрант
Сообщений: 1685
Репутация: 50
Статус: Offline
я осилила пока только последнюю,здорово!

ME and harry potter(куда лучше чем развратник Рих)
 
RinaДата: Понедельник, 2007/Ноябрь/19, 16:21:41 | Сообщение # 42
Группа: Удаленные





В этот момент в дверном проёме материализовался Оливер со стаканом чего-то дымящегося в руках.
- Будь это что угодно, не вздумай это пить, - сказал Пауль, невинно хлопая глазами.
За Олли стоял Флаке. Вся группа начала о чём-то быстро говорить. Они то взглядом указывали на меня, то смотрели на часы... Короче, по обрывкам отдельных фраз (которые я с горем пополам смогла перевести), я поняла следующее: кому-то надо уходить, вечером все встречаются в каком-то баре... Всё! Блин, надо срочно учить немецкий!!!
Оливер подошёл ко мне с кружкой. Надо было видеть лицо Пауля. В ход были пущены все мышцы его лица + активная жестикуляция руками. Флаке, утвердительно кивая за спиной бас-гитариста, вступал в солидарность с Паулем. Тилль еле заметно (по крайней мере, он так думал) толкал меня локтём. Шнай и Рих только многозначительно ухмылялись, поглядывая то на меня, то на кружку...
Я посмотрела Оливеру в глаза. Такие честные-честные! Взяла кружку. Пауль издал что-то вроде обречённого стона.
Я опустила взгляд. Тёмно-зелёная жидкость отдавала незнакомым мне запахом. Я ещё раз посмотрела на Олли. Тот уверенно кивнул. Вся группа затаила дыхание.
- А что это? – наконец-то спросила я (давно пора).
Пауль откашлялся в кулак и спросил то же у бас-гитариста. Тот сказал только одно слово. Я его поняла. Жестом я объяснила ритм-гитаристу, что перевод мне не нужен (я знаю слово лекарство (!!!)). Мужчины удивлённо переглянулись.
- Если ты это выпьешь, я напишу песню о храброй русской девушке... – прошептал мне над ухом Пауль.
Я хмыкнула, вспомнив урок физики (на спор я выпила сиреневую жидкость из пробирки).
Вся группа затаила дыхание, когда кружка начала приближаться к моим губам. Вот мои мысли в этот момент: «Боже, что я творю?! Хотя, они ведь не станут меня травить или усыплять... блин! Чё за мысли? Они хорошие дядьки! Вон, как этот с «ёжиком» на голове пялится. А у Олли глаза добрые. Действительно, зачем ему меня травить?»
Глоток был сделан. Пауль отскочил от меня и спрятался за Шнайдером. Все на меня смотрели, словно ждали какой-то реакции. Я деловито причмокнула губами и залпом опустошила сосуд.
Оливер просто сиял от радости.
- Ну, как? – раздалось из-за Шная.
- Вкусно, - ответила я и улыбнулась, - спасибо!
В голове моментально всё прояснилось. Даже затылок перестал болеть.
Мужчины опять что-то начали говорить по-немецки. После этого Олли и Флейк сделали мне «ручкой» и ушли.
- У них планы... – ответил Пауль на мой незаданный вопрос и снова подсел ко мне, предусмотрительно поставив бокал на тумбочку у дивана.
Шнайдер что-то спросил, а как я поняла, Тилль и Рих поддержали его вопрос многозначительными кивками.
- А ты в гостинице остановилась или у знакомых?
Блин, чё за допрос? Я почувствовала себя радисткой Кет!!!
- Я остановилась в гостинице ________, а из знакомых в Берлине у меня только вы.
Пауль успешно работал переводчиком. После моего ответа стало появляться всё больше вопросов. И все: Тилль, Рих и Шнай - задавали их вперемешку. Но, как мне показалось, Пауль озвучивал только свои:
- А как ты собиралась праздновать Новый Год? Одна? – он постоянно улыбался, поддерживая свою репутацию «мелкого засранца». Уж я это знала. Ах, как было трудно сдержаться и продолжать строить из себя фройляйн-незнайку.
- Ну... я собиралась сходить в какой-нибудь клуб...
Все-таки, какая актриса умерла во мне! Я изобразила такой жалостливый вид, что за сотни тысяч километров от меня растаял огромный айсберг с толпой пингвинов на борту. Что уж говорить о четырёх мужчинах, уже проникшихся симпатией к заблудшей овечке. Да ещё после моего героического поступка с «варевом» Оливера, я в их глазах выглядела народным героем. На самом деле здесь играла моя безбашенность (урок физики, урок физики). «Овечка» же разводила «Feeling B», как малолеток. А кто сказал, что мужики с возрастом умнеют?
«Поумневшие» переглянулись. С чувством полного торжества я созерцала эти понимающие лица. Оставалось только подождать чуть-чуть, и я дождалась.
Четвёрка удалилась. Наверное, совещаться пошли... Я, довольная собой, откинулась на спинку дивана. Ну, как довольная? Конечно, чувство триумфа переполняло меня изнутри, но выражение моего лица...
Группа могла увидеть только удручённо-расстроенную Рину, которая пальчиком ковыряла маленькую дырочку в обивке дивана, оставленную явно от сигареты. Я даже догадывалась, КТО оставил эту дырочку. Конечно мистер Куряга. Я стала глазами изучать музыкальное оборудование. Вот ОНА. Моя мечта... Рядом с одним из усилителей стояла гитара серебристого цвета с логотипом настоящего названия их группы. Личная собственность лидер-гитариста. Не знаю, как я смогла сдержаться, чтобы не подскочить и не убежать отсюда, вцепившись в мега-трофей.
Прошло минут пять. В течение этого времени, я поймала на себе несколько многозначительных взглядов...

Мысли четырёх мужиков.
(по часовой стрелке)…

Первый: «А она очень даже ничего... Идея Пауля о совместном праздновании мне нравиться...»;
Второй: «Вот Риха скотина! Только с женой развёлся и вот, на тебе! Мачо хренов!!! И, самое обидное, против него не попрёшь! Где там мои любимые палочки?...»;
Третий: «По себе знаю: русские пьют пинтами! Может, поприкалываться над ней, чтобы эти каникулы запомнились ей на всю жизнь? А потом уже и песню сочиню: «Вся правда о русских девушках»»;
Четвёртый: « Бедная... Возьму над ней шефство. А то этот уже смотрит на неё, как кот на сметану. Этот, приколист, мать его, опять гадость какую-то придумал (вот кто мне перец подсунул)!!!».

 
СнежаДата: Понедельник, 2007/Ноябрь/19, 23:21:52 | Сообщение # 43
Sir Marshall
Группа: Эмигрант
Сообщений: 1685
Репутация: 50
Статус: Offline
Quote (Rina)
Пауль успешно работал переводчиком.
biggrin
Ну и как песню обещанную сочинили????


ME and harry potter(куда лучше чем развратник Рих)
 
RinaДата: Вторник, 2007/Ноябрь/20, 00:05:30 | Сообщение # 44
Группа: Удаленные





Да... Текст песни выложу в конце рассказа deal
 
HITMANДата: Вторник, 2007/Ноябрь/20, 11:35:29 | Сообщение # 45
Группа: Удаленные





Классно сочиняешь!!!!
 
Forum EmigrateFan.ru » RAMMSTEIN » Работки » Рассказы и стихи о наших любимых Раммах (все что угодно о Раммах в буквенном выражении )))))
  • Страница 3 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск:

EmigrateFan.ru - Рассказы и стихи о наших любимых Раммах - Страница 3 - Forum EmigrateFan.ru
Rambler's Top100 Каталог фан клубов и сайтов для фанатов www.fanat.org

Copyright Emigrate Music © 2006-2022